RUS-ART ГАЛЕРЕИМАГАЗИННОВОСТИ
ИЗДАНИЯГЕРАЛЬДИКАИМЕНА
ВЫСТАВКИПРОЕКТЫФОРУМ
поэзия-проза
искусствоведение
живопись
графика
скульптура
дизайн
фотография
подиум
художественные ВУЗы
театрально-
декорационное
искусство
иконопись
компьютерная графика
галереи
коллекционеры
декоративно-
прикладное искусство

  
Неоклассика и китч.

Если исходить из мысли, что в произведении изобразительного искусства фиксируется уровень культуры современного человека, степень развития его моральных , социальных, религиозных, бытовых, потребительских и др. воззрений, то необходимо заметить, что неоднородность культурного развития общества влечет за собой и неоднородность уровня предлагаемых для удовлетворения его духовных потребностей произведений изобразительного искусства.
Нельзя рассматривать культуру того или иного общественного образования как некий монолит. Скорее здесь уместно сравнение с многослойной субстанцией. Можно говорить об официальной культуре, выполняющей социальный заказ идеологии общества; о культуре, находящейся по отношению к ней в конфронтации, но существующей параллельно; о народной культуре, исповедующей вековые традиции и о псевдокультуре вообще.

С одной стороны, культура относится к нематериальной, высшей надстроечной сфере. Она не оперирует экономическими категориями такими как валовой продукт или национальный доход. Ее категориями являются добро и зло, духовность и бездуховность, прекрасное и безобразное. То есть - это сфера идеального, но, доносимая до нас с помощью материальных носителей в виде произведений изобразительного искусства, архитектуры, литературы, музыки и т.д.
С другой стороны - культура пропитывает всю жизнедеятельность человека по вертикали от самых высоких взлетов его фантазии до сугубо бытовых прикладных проблем. Эта сфера включает в себя науку и образование, литературу и искусство, всю совокупность социальных, нравственных и религиозных ценностей цивилизации. В равной степени правомерно говорить о культуре мыслительной деятельности и о культуре физиологических человеческих проявлений. Образно говоря, можно сказать: все, что ни делается, есть культура. Для того, чтобы высоты философской и научной мысли смогли стать достоянием всего мира, они должны быть обличены в формы, адекватно понимаемые в различных географических широтах и временных глубинах истории, т.е. культура претендует на роль универсального языка.

В истории есть немало примеров, когда именно с помощью этого универсального языка государства, в политическом и социальном плане неприемлемые для мирового сообщества, находили в его кругах понимание и сочувствие, благодаря тому, что делали официальным направлением своей культуры понятные всему миру классические традиции.
Муссолини, будучи в молодости адептом итальянского футуризма, придя к власти, физически или морально оттеснил своих бывших сподвижников-футуристов и провозгласил официальным стилем искусства Италии стиль «Новиченто», ориентированный по форме на итальянское Возрождение, а по сути - на возрождение нации под знаменами националсоциализма.

Гитлер еще в молодые годы в Австрии увлекался живописью немецкого экспрессионизма. Но, когда он пришел в 30-х годах к власти, объявил это искусство дегенеративным, а самих художников либо выслал из страны, либо упрятал в концлагеря и тюрьмы. Официальным художественным стилем Рейха стала, с его одобрения, «Стальная романтика», которая по форме была обращена к академическому символизму, а по содержанию - воплощала идеологию торжества арийской расы в форме государственного правления фашисткой диктатуры.
В России, явившейся родиной фактически всех основных направлений современного авангардного искусства, начиная с 30-х годов (практически в одно время с Гитлером) был официально провозглашен термин «Социалистический реализм» и началось целенаправленное вытеснение авангарда вплоть до полного его уничтожения. «Социалистический реализм» создал свою социалистическую неоклассику, утверждающую идеологию рабочих и крестьян, руководимых компартией в традиционных реалистических формах.

Эта формальная ориентация культуры тоталитарных государств и , как выражение ее, их искусства, не была случайной. Она должна была подчеркнуть мысль о том, что все мы опираемся на одни и те же традиционные ценности ( незыблимость государства, семьи и веры, или идеологии), говорим на одном «языке», уходящим корнями в «Золотой век» человечества - античность, колыбель существующей европейской ( а, значит, и американской) цивилизации - родину современной культуры, наук и ремесел. Поэтому какие бы идеологические концепции, разработанные для удобства управления народными массами, а по другому, нивелирующие их до состояния легко управляемой толпы, нас не разделяли, мы можем придти к взаимопониманию а, главное, к экономическому сотрудничеству и поддержке - основе существования государства и благоденствия его элиты.
Можно утверждать, что официальным, международным и государственным языком искусства является язык неоклассики, отсылающий нас к истокам и традициям современной культуры в античность к достижениям греческого, а, позже, римского искусства.

Приобщенность к этим истокам воспитывается в гражданах цивилизованных стран Европы, Америки, Австралии и частично Азии с детства знакомством с мифами в детских книжках, а сейчас и с помощью ТВ в мульт- и игровых фильмах. Герои Греции и Рима идут с нами по жизни в школьных учебниках по истории и литературе, в эпических поэмах Гомера, в трагедиях Софокла, Эсхила и Эврипида. Позже они постоянно невидимо или явно присутствуют в литературе от классицизма до авангарда ( от Корнеля до Джойса), в психологии и психоанализе ( вспомним комплексы Эдипа или Электры), государственное правовое устройство многих стран базируется на классическом римском праве, а философия оперирует именами Платона и Аристотеля как авторитетами, знакомыми каждому.
Поэтому неудивительно, что и изобразительное искусство из века в век использует сюжеты с античными богами и героями, трактуя их сообразно своему времени и изображая их соответственно современной стилистике, подобно мифу и ритуалу разъясняет сущность разделяемого всеми жизненного опыта.

Это могут быть «Спящая Венера» Джорджоне и «Даная» Рембрандта, «Похищение Еропы» Серова и «Леда и лебедь» Дали. Современные екатеринбургские художники А. Алексеев, М. Брусиловский, В. Волович и другие также не миновали этого.
Если внешнюю, по отношению к человеку, природу можно покорить с помощью научных знаний и прогресса в инструментальной области, то внутренняя природа, заданная ему как бы изнутри в форме совокупности биологических, физиологических и психологических качеств, определяется и формируется лишь духовной культурой. «Внутренние», вопросы остаются вечными, и ответы на них меняются в зависимости от исторических ситуаций, смена которых и может пониматься как история человеческой культуры.
Обращение к сюжетам и героям классики - это уже не поиск сюжета, а выбор формы произведения, содержанием которого являются современные взгляды на вечные общечеловеческие проблемы добра и зла, жизни и смерти и т.д., а языком - творческая манера автора, найденная и развиваемая им самим или уложенная в законы востребованного стилевого направления.

Применительно к бытовой психологии это означает, что ориентация на художественные произведения, будь то живопись, графика, круглая скульптура, мелкая пластика или предметы декоративно-прикладного искусства, выполненные в стиле классики, представляются приобщением к высшему элитному стилевому направлению искусства. Направлению, официально признаваемому и ценимому на уровне государств, знаменитых музеев и галерей, ведущих аукционов, богатых и престижных частных собраний.
Авторские произведения на классические сюжеты или копии работ эпохи Возрождения, голландского или французского искусства 17 - 18 веков (подлинники стоят очень дорого) в общественном или частном интерьере свидетельствуют о финансовой состоятельности его хозяина, о его приобщенности к правящей элите ( не обязательно государственной) и его традиционной вкусовой ориентации. Неоконсервативные взгляды всегда свойственны классам, находящимся у власти, и (или) добившимся материального процветания, и это далеко не обязательно должна быть потомственная аристократия, вкус которой ко всему классическому передается поколениями. В нашем искаженном историко-экономическом пространстве - это, скорее, класс нуворишей, желающих подобным образом подчеркнуть свои культурные притязания.

Последние годы мода на приобретение копий различных произведений 16 - 18 веков стала у нас чрезвычайно популярной, чему, в частности, способствует проектирование интерьеров профессиональными дизайнерами в духе классицизма с использованием колонн, арок, скульптуры, фонтанов, с включением сюда ранее недоступной дорогой резной деревянной мебели и предметов убранства. Такой интерьер подразумевает стилистику картин и их оформление в соответствующие рамы.
И вот тут незаметно подкрадывается некая опасность, которую неискушенному «ценителю прекрасного» трудно избежать. Опасность эта заключается в том, что, недостаточно просвещенный в живописи (графике, скульптуре), он рискует приобрести под видом ценного произведения второсортную поделку, которая не только не украсит его богатый интерьер, но и снизит его восприятие до уровня бутафории.

В самом деле, приглашая дизайнера для проектирования своего интерьера, заказчик рассматривает предложенные ему варианты проектов, ориентируясь на разнообразный материал виденных им в дальних поездках интерьеров, красочных проспектов и буклетов памятников искусства. Дизайнер создает интерьер, исходя из пожеланий заказчика, но, основываясь на своих профессиональных знаниях и опыте. За это ему и платят. Он подбирает мебель и аксессуары известных фирм, которые в свою очередь гарантируют высокий художественный уровень и качественное исполнение продукции.
А кто же может гарантировать художественный уровень и качество исполнения тех же копий понравившихся картин 16 - 18 в.в., которые заказчик, возможно, в живую даже не видел? Ведь для создания профессиональной копии художнику нужно не только иметь за плечами достаточно крепкую рисовальную школу, но нужно знать секреты живописи старых мастеров, без которых трудно создать что-либо похожее на оригинал. Эти художники тратили на создание одной картины месяцы, а то и годы не потому, что были ленивы и делали по одному мазку в день, а потому, что технология многослойной живописи не терпит спешки и ее нарушение приводит порой к гибели картины.

Следует понимать, что этот скрупулезный, долгий труд и стоить должен соответственно (Рубенс, к примеру, как-то оценивал свои работы по количеству золотых монет, покрывавших поверхность его холста) и поэтому с точки зрения изобразительного искусства между заказчиком и художником также должно стоять некое «доверенное лицо», дабы неверный выбор картин не нанес ущерб общему художественному уровню интерьера. Мало того, если речь идет не просто о декоративных заполнениях стен, то такие произведения - первичны и самоценны, они должны входить в тонкое гармоничное взаимоотношение с помещением, где они расположены.
Таким «доверенным лицом» для желающих приобрести произведение изобразительного искусства может и должна стать художественная галерея, обладающая соответствующим юридическим статусом, постоянным выставочным помещением и, главное, подбором профессиональных сотрудников, умеющих грамотно объяснить его достоинства.

Говоря о многослойности культуры применительно к изобразительному искусству, мы выделили лишь одно из его направлений, занимающий, как было отмечено, верхнее место в этой иерархии. Оно названо неоклассическим, так как произведения , к нему относящиеся, так или иначе отсылают нас к ее «Золотому веку» - античности, по мастерству своего исполнения они тяготеют к музейным работам и имеют статус элитного дорогого искусства, рассчитанного на потребности высших слоев общества.
Теперь я умышленно оставляю «за кадром» такие явления изобразительного искусства, как современный реализм во множественном своем проявлении, авангард «старый» и «новый» и перейду к рассмотрению другой заведомо полярной категории.
Это - явление культуры, именуемое китчем, проявление которого в изобразительном искусстве можно рассматривать в широких пределах: от антиискусства до поистине международного демократического «искусства» широких народных масс.

Об этом явлении написано достаточно много специальных исследований. Отметим только то, что во-первых, китч существовал всегда, но в силу постоянного колебания общества от демократии к диктатуре и обратно, на разных этапах истории он то вылезал на поверхность культурной жизни в силу либеральности официальных стилей искусства в это время, то загонялся внутрь жесткой диктатурой заказного социального искусства, хотя везде и всегда находил свое место в нем. А во-вторых, по выше уже указанным причинам, а также по причине своей простоты ( порой обманчивой) и доступности пониманию, не требующей специальной подготовки и «повышенного» культурного уровня, китч бессмертен, как сорняк, паразитирующий на плодородной ниве Искусства, и, создающий эрзац любого продукта, которого он коснется.

Типичный случай. Человек едет за границу, скажем, в Париж или Лондон по путевке, или в деловую поездку. Он достаточно состоятелен и не чужд увлечения искусством. Кроме того именно к этому времени заканчивается оформление интерьера его новой квартиры. Будучи на Монмартре в Париже или на Пикадильи в Лондоне, он с радостью обнаруживает, что имеет возможность выбрать из большого количества предлагаемых ему холстов сюжетную картину в манере «старых голландцев», или даже «копию» голландской картины (подлинника он не видел) 17-го века, причем по цене около 200 долларов. Мало того, услужливый продавец еще и упакует ее в специальную трубу для удобства доставки. Довольный сделанным приобретением, он привозит ее домой и с гордостью демонстрирует знакомым, говоря, что это он приобрел во всемирно известном месте продажи произведений изобразительного искусства и, попутно, ругает наших художников, которые хотели «содрать» с него за изготовление копии «какой-нибудь» эрмитажной работы в несколько раз больше.

С чем мы здесь имеем дело? С одним из типичнейших проявлений китча в искусстве. Старшее поколение помнит те времена, когда чуть ли не в каждой квартире, и уж, обязательно, в общественных местах типа кабинетов какой-нибудь конторы среди вороха бумаг, дыроколов, точилок для карандашей и печатей, или в рядовой пивной среди табачного дыма, угарного духа, рыбьих хвостов и непроглядного мата висели, покрытые пылью «копии» васнецовских богатырей, шишскинских медведей, перовских охотников на привале и многие другие «шедевры», унижающие достоинство подлинников и обесценивающие само понятие станковой картины. Хотя они были выполнены художниками в технике масляной живописи на холсте.
Сейчас их место с успехом заменяют постеры, которые по сути своей можно сравнить с иллюстрациями журналов типа «Огонек» 70-х годов, но, конечно, более высокого полиграфического качества, оформленные в евростандартный багет, паспарту и стеклопластик.

Но постер хорош для худо-бедно перебивающейся фирмы, а отнють не для дома вполне состоятельного человека, причем, как мы уже отметили, не чуждого увлечения искусством. Поэтому он, естественно, хочет, чтобы его интерьер украшали живописные произведения. Его ориентацию на традиционное реалистическое искусство можно только приветствовать, но выбор места приобретения и чувство удовлетворения от удачной покупки достойны сожаления.
Во-первых приобретение работы за границей не является гарантией ее качества. Дух идолопоклонства перед заграничным еще жив и будет жить хотя бы до тех пор, пока качество продукции наших производителей будет таковым.
Уверенность в низком качестве ее основной массы невольно экстраполируется и на художественный уровень произведений изобразительного искусства, тем более, что работы российских художников, наводнившие последние годы мелкие частные галереи Запада, стоят там дешево, порой даже значительно дешевле, чем в России. Последнее объясняется тем же, чем объясняется вынужденная работа российских, скажем, кандидатов технических наук на Западе, простыми механиками или шоферами - их невостребованностью и несоответствием требований к дипломам о высшем образовании у нас и у них.

Так же и художники, признанные в России, но не имеющие заметных выставок на уровне солидных галерей и, соответственно, печатных буклетов за границей, не смогут продавать свои работы по высоким ценам. Таковы законы арт-рынка за рубежом.
Увидев цены на работы тех же российских художников в мелких частных галереях и цены на художественных рынках Монмартра и Пикадильи, у нашего гипотетического покупателя складывается впечатление, что таково ценообразование на художественные произведения вообще.
Но он забывает о том, что перед ним - свободный, неконтролируемый рынок, который не отвечает за качество предлагаемого товара, как рынок поддельной дешевой аппаратуры с марками известных фирм, но собранной черте-где, не дает гарантию ее качества. Ведь наш покупатель пойдет выбирать, скажем, музыкальный центр, в фирменный магазин, который такую гарантию даст. А, покупая дешевое произведение, он опирается только на свой уровень познаний в искусстве и вкус. У него нет гарантии, что на самом деле - это живопись маслом по холсту, а не какая-то краска по синтетике, которая после соприкосновения с влагой тут же слезет. У него нет гарантии, что сразу после его ухода, продавец не достанет точно такую же штамповку, которых у него с собой несколько десятков, и, которые выполнены по трафарету или способом перевода увеличенной репродукции на ткань с дальнейшей ее раскраской. Зайди он в мало-мальски серьезную галерею, он бы увидел цены на порядок, а то и более высокие, чем те, которые ему так приглянулись на рынке.

Уважающий себя француз или англичанин среднего класса или выше, желая украсить свой дом, не пойдет на такой рынок, а поедет на вернисаж в галерею и обратится за советом к искусствоведам, там работающим. Да и наш гипотетический покупатель у себя дома не станет покупать себе работы на «Пятаке» на площади 1905-го года, хотя наш свободный художественный рынок по объему и разнообразию предложений просто чуть меньше «рассадников мировой культуры» Запада. И здесь и там преобладает китч - псевдоискусство, ориентированное на удовлетворение невысоких художественных запросов потребителя и просящее за это невысокую цену. Оно заполняет интерьеры домов слащавыми, бездуховными, открыточно-лубочными пейзажами и «мифологическо-эротичными» картинками с ложной глубиной и пафосом, но с обязательной атрибутикой в виде церквушек, березок и елочек, зимних снегов, таинственных звездных ночей, сказочных персонажей и грудастых дев. Это с успехом заменяет, ушедшие в прошлое «изделия» на основе картин русских передвижников 19-го века, столь милые сердцу нашего человека еще совсем недавно.
Зарубежный китч предлагает тоже самое, но соответственно своим культурологическим пристрастиям и географическому своеобразию природы. Но интернациональная суть китча одна - это всегда безвкусно, пошло, мертво, а, может быть, даже опасно с точки зрения энергетики, но это уже особая статья.

Заполнение художественного рынка китчем - свидетельство деградации искусства общества как цели, его дегуманизации, потери эстетического начала в нем. Традиционное искусство пребывает сегодня в резком диссонансе с идеалами коммерческого искусства. Главным вопросом в их различии является вопрос: во имя чего создается произведение, является ли оно главной целью его создателя, откровением его творческого порыва, или оно делается в угоду вкусам, желаниям и возможностям целого слоя потребителей, могущих его приобрести.
. Понимание необходимости не просто занять чем-то свободные пространства стен, но и найти созвучие своим мыслям и чувствам в работах художников - не только дань моде и стремление приобщится к определенному уровню, но и духовная потребность человека. Сейчас картина в интерьере - уже не только удел официальных государственных и коммерческих состоятельных структур.

Настоящее искусство должно быть дорогим и покупать его следует не только полагаясь на альтернативу «нравится - не нравится» на свободном рынке. Это необходимо делать в художественных галереях, причем не в государственных Художественных салонах и отделах, торгующих сувенирами при магазинах типа «универбыт» или «универсам» - этаких пережитках старой системы, куда приносят на реализацию свои картинки все желающие.
Я имею в виду прежде всего вновь появившиеся галереи, с новыми методами ведения арт-бизнеса и достойным профессиональным уровнем сотрудников. Именно они берут на себя ответственность за художественный уровень и технологичность выполнения произведений искусства, проводят выставки приглашенных, интересных на их взгляд, художников всех направлений: от неоклассики до авангарда, открывают новые имена. Попадание работ художника сюда - гарантия их высокого художественного уровня, соответствия ему их цены и уверенность в надежной преграде от проникновения вируса китча.

Сергей Одоевский,
искусствовед.