RUS-ART ГАЛЕРЕИМАГАЗИННОВОСТИ
ИЗДАНИЯГЕРАЛЬДИКАИМЕНА
ВЫСТАВКИПРОЕКТЫФОРУМ
поэзия-проза
искусствоведение
живопись
графика
скульптура
дизайн
фотография
подиум
художественные ВУЗы
театрально-
декорационное
искусство
иконопись
компьютерная графика
галереи
коллекционеры
декоративно-
прикладное искусство

  Бутин Эрнст Венедиктович

Эрнст Бутин – прозаик, член Союза писателей с 1988 года. Родился 1 июля 1940 года в Забайкалье. Учился во ВГИКе (Всесоюзный институт кинематографии) и Литературном институте им. А.М. Горького.

Первая публикация (рассказ «Самородок») в 1965 году.

Первая публикация в журналах «Уральский следопыт», «Урал», «Литературная учеба», «Север», «Звезда Востока», «Знамя», в еженедельниках «Литературная Россия», «Слово народов Севера», в альманахах « Тверской бульвар,25», «Ставрополье», «Поиск-86», «Поиск-88», «Эринтур», в коллективных сборниках «Современный уральский рассказ»» (Свердловск, 1982 г.), «Категория жизни» (М., «Молодая гвардия», 1987 г.), «Лесной чародей» (М., Современник, 1988 г.), «Двое на земле» (М.,«Советский писатель», 1988 г.), «Русское золото», т.2 (М.,1993 г.), «Пушкинская,12.Современный екатеринбургский рассказ» (Екатеринбург, Уральское литературное агентство, 1998 г.).

Переводил с башкирского и удмуртского (жур. «Урал»), с ногайского (жур. «Знамя»), туркменского (жур. «Ашхабад»). Переводы опубликованы и в книгах: В. Исхаков «Долг памяти» (М., «Советская Россия», 1985 г.) – с башкир- ского; И.Капаев «Вокзал» (М., «Советский писатель», 1982 г.), «Гармонистка» (М., «Современник», 1985 г.) , «Шел человек по улице» (М., «Молодая гвардия», 1987 г.) – с ногайского; А.Алланазаров «Поклажа для инера» (Ашхабад, «Магырыф», 1988 г.) – с туркменского.

Эрнст Бутин – автор шести книг прозы.

«И день настал» (Свердловск, Средне-уральское книжное изд-во, 1979 г.) – сборник рассказов.

«Суета сует» (М., «Современник», 1986 г.) – повесть и рассказы.

«Золотой огонь Югры» (М., «Молодая гвардия», 1987 г.) – приключенческая повесть о противодействии банде, охотившейся за святыней хантов, Золотой Богиней – Сорни Най.

«Лицом к лицу» (Свердловск, Средне-Уральское книжное изд-во, 1991 г.) – реалистическая, фантазийная, историческая проза.

«Пауки» (Ташкент, «Камалак», 1991 г.) – остросюжетная повесть о борьбе с наркомафией.

«Расплата» (Ташкент, изд-во литературы и искусства им. Гафура Гуляма,1991 г.) – роман о противоборстве коррупционерам и организованной преступности в Узбекистане в 1980-х годах. Журнальный вариант этого романа («Звезда Востока», №№7-8, 1989 г. и 10-11, 1990 г.) отмечен в 1990г дипломом МВД СССР. В 1992 г. «Расплата» экранизирована на Узбекской киностудии.

Эрнст Бутин - соавтор и сценария фильма «Динозавры-ХХ», снятого там же.

Лауреат премии журнала «Урал» за лучшую публикацию 1997 года (первая книга романа-апокрифа «Се человек» в № 5-6).

 

Отрывок из романа-апокрифа «Се человек»

Из того, что Я вам говорю, вы не узнаете, кто Я.
Евангелие от Фомы
Те, кто со мной, не понимают Меня.
Деяния Петра.

КНИГА ПЕРВАЯ

 

Зажав в уголке губ зубочистку – терновый шип, который обломил, проходя мимо претория, Иуда, сын софера Симона бен-Рувима из Кариаф-Иарима, известный бунтарям-кананитам, как Иуда Сикариот, сделав невозмутимое лицо, дерзко посмотрел на левитов – младших священнослужителей, - наблюдавших за тем, чтобы паломники не забывали вносить дар в сокровищницу Храма. Подчеркнуто медленно, чтобы левиты видели, опустил ассарий в средний из украшенных керубами дароприемников. Всего ассарий – две лепты! – вклад, меньше которого Закон не разрешает жертвовать никому, даже беднейшему из беднейших!

Левиты откровенно осуждающе поджали губы, глаза их стали недобро изучающими: видно, этот крепкий, жилистый простолюдин с кудлатыми патлами медного отлива и такой же рыжей кудрявой бородой, этот, судя по виду, неграмотный и невежественный селянин, просто-напросто лентяй, если не смог заработать для предвечного хотя бы сребреник. Сколько же, интересно, даст он беа – взноса в корван Храма, обязательного для каждого обрезанного, где бы ни жил тот, здесь ли, в Земле Обетованной, в странах ли вавилонских, ливийских, иберийских, галльских и прочих, не говоря уж о давно освоенных сирийских, египетских, эллинских и ромейских городах?

Взгляд Иуды равнодушно скользнул по левитам. Пусть презирают – Адонай все видит, Адонай все знает, Адонай оценит, что он, Иуда, положил в сокровищницу больше всех, ибо все клали от избытка своего, а он, как та вдова, которая умилила равви, при скудности своей отдал все, что имел, все пропитание свое, последнее, лично ему принадлежащее. Правда, в кошельке под хламидой есть и два динария, и три драхмы, и одна дидрахма, но это – деньги общие, их надо беречь. А лучше приумножать, чтобы…хорошо бы купить еще один, пусть только всего лишь один меч. У Симона бен-Ионы, по прозвищу Кифа, Симона Кананита, да и у него, Иуды, уже есть оружие. Неплохо бы достать и для других назареев, хаберов-сотоварищей, или хотя бы для самых воинственных из них: братьев Заведеевых, Иакова и Иоанна, прозванных за нерешительность Воанергес – Сыны грома; для Андрея, брата Симона Кифы; ибо не мир пришел я принести, но меч, как не раз говаривал равви.

А взор Иуды блуждал в это время по двору народа. Потом поднялся выше – ко Двору священников, где у массивного алтаря, сложенного из огромных камней, плавно скользили, окропляя кровью животных святилище, старшие священнослужители – когэны в гиацинтового цвета тиарах, в голубых подирах, в злато-пурпурных нагрудниках, украшенных крупными самоцветами с начертанными на них именами колен Израилевых.

Утреннее жертвоприношение всесожжения давно закончилось, и на решетках над жадным огнем лежали уже пласты тука жертв греха или вины…