RUS-ART ГАЛЕРЕИМАГАЗИННОВОСТИ
ИЗДАНИЯГЕРАЛЬДИКАИМЕНА
ВЫСТАВКИПРОЕКТЫФОРУМ
поэзия-проза
искусствоведение
живопись
графика
скульптура
дизайн
фотография
подиум
художественные ВУЗы
театрально-
декорационное
искусство
иконопись
компьютерная графика
галереи
коллекционеры
декоративно-
прикладное искусство

Павлов Александр Валентинович

Александр Валентинович Павлов, поэт, прозаик, переводчик; родился в 1968 году в Севастополе, был рабочим Николаевского зоопарка, газетным репортером в Николаеве, Одессе и на Севере, редактором книжного издательства (Сургут), снимался в кино.

Учился в Литературном институте имени А.М. Горького. Печатается с 1984 года – сотни публикаций (стихи, повести, рассказы, очерки и эссе, поэтические переводы, литературные пародии) в газетно-журнальной периодике Украины, Москвы, Урала и Сибири. Автор двух сборников стихотворений: «Ипостаси» (Екб., «Уральский литератор», 1992), «Грустная ирония» (Николаев, «Юпитер», 1994), лирические повести «Слоны и любовь», адресованной подросткам (вышла отдельной книжкой в Николаеве в 1994 году), книги очерков « На добрую память…» Судьбы. Время. Искусство» (воспоминания, литературные портреты С. Баруздина, З. Воскресенской, С. Образцова, М. Лисянского, Б. Окуджавы, А. Казанцева и др.).

Член Союза писателей России с 1998 года. Живет в Екатеринбурге.

* * *

Чайка

Счастье – мой непродлённый кредит…
Но гляжу я – банкрот, попрошайка:
на перилах балкона сидит,
чистит перья лиманская чайка.

Гордо голову вскинула. Глаз
навела на меня – не дразнила,
а прожгла этим взглядом, и враз –
хриплый вопль, будто шпагу вонзила!

Обвиняла? Бранила? Звала?…
Резкий выкрик во мне остаётся
до сих пор. Им сражён и крылат.
…Улетела. Назад не вернется.

1994

* * *

Екатеринбург

Семи ветрам распахнут ворот,
И ты ворвешься на часок
В неподходящий этот город
Для коронованных особ.

Он вздрогнет, кровушки туземной
почуя ток, псевдо-Париж,
его артерией подземной
пронзишь и к Солнцу воспаришь,

и снова – в омут, в бездну, в кратер!
…Но входят, глянь, под сень берез
и нераспятый Император,
и нерасстрелянный Христос.

1999

* * *

Год кометы

    Памяти Булата Окуджавы

           I

Час теней все смешал,
а когда-то – смешил:
его, исподволь, поступь
отторгалась рассудком…
Вроде, давеча – шал,
нынче – вроде бы жил,
вопреки подписавшему
книгу любви
мне на счастье Расулу.

            II

Отдаляется караван, глуше голоса.
Я замешкался что-то
у отправной версты…
Над Смоленской дорогой
лиса, лиса, лиса, -
стук-постук,
свесив хвост,
о кресты, кресты, кресты…

1997

ЭПИЛОГ

… Когда же преисполнено значенья
и смысла всё,
верни отсчет к нолю,
исчезнувшей звезды продли свеченье,
и даже уходя, скажи: люблю.

1996

 * * *

Дмитро Креминь

Виолончель лейтенанта Шмидта

        Ивану Булавицкому

Лейтенант Ставраки не был дурнем.
Флотским чином, стало быть – культурным.
В меломанах Шмидт ходил…Чудак!
Кавторанг со смыком ли, школяр ли?
Ну на кой он сдался своей лярве,
Коли есть икорка и коньяк?
Кортики, кокарды, аксельбанты.
А в брусчатку втоптаны таланты,
Горизонт багров из края в край…
При своем остаться интересе?
А «Потёмкин» как же там, в Одессе?..
Ну же, Петр Петрович, выбирай!
Передышку дай виолончели,
Опусти письмо в карман шинели –
Знать, недолюбили, не успели…
Что же, слаб, выходит, человек?
Нет – силён, когда навстречу вою
Злобному! И женщина вдовою –
Не жена – останется навек.
Остров Березань – не твой «Очаков»,
Здесь ты примешь смерть под крики чаек,
И от залпов вздрогнет цитадель…
Флотом ты командовал – не враки,
И тебя убьет твой друг Ставраки,
«Бывшая» – продаст виолончель.
Остров Березань. Дыханье смерти.
Вижу сгустки крови на мольберте.
Затужил маэстро мой Иван…
Мы ужели с памятью не квиты?
Мы, Ванюша, все немного Шмидты,
После нас – забвения бурьян.
Катер. Зной. Туристы. Мат на мате.
Остров среди моря. Цитадель.

…Вслушайся: в безлюдном каземате
Плачет по ночам виолончель.

1998

Николаев

Перевод с украинского Александра Павлова