RUS-ART ГАЛЕРЕИМАГАЗИННОВОСТИ
ИЗДАНИЯГЕРАЛЬДИКАИМЕНА
ВЫСТАВКИПРОЕКТЫФОРУМ
поэзия-проза
искусствоведение
живопись
графика
скульптура
дизайн
фотография
подиум
художественные ВУЗы
театрально-
декорационное
искусство
иконопись
компьютерная графика
галереи
коллекционеры
декоративно-
прикладное искусство

Сутырин Владимир Алексеевич

«Я родился в провинции Шампань в одна тысяча семьсот… году…».

Так хочется начать мне сочинение на скучнейшую тему «Самоописание», то бишь «Autobyografy», по-иностранному. Но вы мне все равно не поверите, потому что это вошло у нас в привычку. «Русский глазам не верит», – гласит фольклор. И ушам тоже. Может, и правильно. Хотя, никого почему-то не удивляет, что, например, В. Драгунский родился в Нью-Йорке, а А.Чехов скончался в Ницце…

Нет, ну конечно же, никакой Шампани я и в глаза не видал – чёрта ли в ней? Мое происхождение ничуть не менее заковыристо.

Достаточно сказать, что мой старший брат родился на самом юге России – в Астрахани, мой средний брат – на самом востоке – во Владике, а я… да-да, вы угадали: на самом западе страны – в Ужгороде, на склоне гор Карпатских. Случилось это в 1951 году, 4 июня – день в день с Я. М. Свердловым… Я понимаю, сегодня эта фамилия не в моде, но для меня оное совпадение оказалось знаменательным: вот уже более четверти века я живу не где-нибудь, а в … Свердловске (то бишь Екатеринбурге). Фантастика, да?…

Здесь, в самом центре страны, я окончил филологический факультет Уральского университета. Не стяжав успеха на литературоведческом поприще, попреподавал в сельской школе, потаскал фонари на киностудии, поинженерил на заводе и понял, что путь мой – в тумане. И, заболев кино, поехал в Москву и поступил на сценарный факультет ВГИКа… Но и тут не пофартило: стоило мне закончить вуз и примериться к будущей кинодеятельности, как все наше кино вместе с государством накрылось… Думаю, понятно, чем. И вот тут г-жа Литература милостиво спустила мне сверху тоненькую ниточку, предложив дружбу по-новой…С тех пор все мои труды и дни связаны с этим вдохновенным делом. За последние семь лет я подготовил к выпуску пять книг, не считая участия в коллективных проектах, стал Лауреатом премии журнала «Юность» «Лавровая шляпа» и собкором этого журнала по Уралу и Сибири. Коллеги «вступили» меня в Союз писателей России, а в центре славистики японского университета Хоккайдо мои опусы изучаются как образец сегодняшнего состояния русской сказовой прозы в ряду имен Гоголя, Даля, Лескова, Ремизова, Замятина, Зощенко, Солженицына… Ну, как не фантастика? А вы не верите, что я мог родиться в Шампани…

 

Библиография (Отдельные издания)

  • «Сказы всяки, и добры, и бяки». – Екатеринбург: Банк культурной информации, 1998.

  • «Ошибка царя Миколы, или Старый житомирский театр». – Ек-бург: Банк культурной информации, 1999.

Кроме того, ожидают своего издателя «взрослая повесть для детей» «Первый апрель», 2 усл.-изд. Листа и приключенческая повесть «Москва-Аляска, или похождения Герарда на том свете», 3 усл.-изд. Листа.

Поэзия

  • «Публицистихи». – Ек-бург, 1994.

  • «Дух полей, перекрестков и чувств», - Ек-бург: Банк культурной информации, 1999.

Из периодики печатался в журналах «Новый мир», «Юность», «Континент», «Магазин Жванецкого», «Уральский следопыт».

 

«Сказ про то, как царь Петюшка отоварил нас Катюшкой» (фрагмент)

Вот тут некоторы земляки пыль вздымают – мол чо нам етот Свердловск, к хренам ево… Даешь Е-ка-терем-бурк, и все тут!

Все-то оно, да не все, понимашь. Ведь народу объяснение требуется. Ну, ладно – Свердлов убийца оказался, с ним вопрос понятный. А Катька ета самая чо за краля – про то молчок, будто и понимать ни к чему. А понять, вишь-ко, охота…

Пошел я, значит, к Сергей Сергеичу, знакомому книгочею, и спрашиваю: « Какой хоть породы была сия Катерина?».А он мне: «Не царской – подлой породы.» «Из нас, чо ль, рабочих?» – пытаю. «Дак вроде, - отвечат. – Где чо сходить да принесть, помыть да постираться – как не рабочей?» «Ан, стало быть, к месту город наш заводский именем работницы-то по первости назван был! – говорю. – Яшка, тот, небось ни дня у станка не простоял. Только знал на митингах орать да по тюрьмам ходки делать… По справедливости ето, чо лошадушка наша тяглова в царицах оказалась!»

Книгочей мой на тот момент уже всего Маркса с Лениным одолел и за Библию взялся.«По справедливости, - отвечат он мне, - или нет, про то одному товарищу Богову ведомо, потому как он самолично за веревочку все судьбы дергат…»

И рассказал мне Сергей Сергеич таку историю.

Мол воевал царь Петюшка много – все о Расее нашей пекся. Чобы пошире да поглубже была, чоб удобней в ней было туда-сюда тово-етово. А на то время у ево, царя-то, обычай был: взял город немецкий – асамблею заказыват. Ну, то бишь выпивон с закусоном, по-нашему… И вот загрустил он раз, ни водка, ни селедка ево не берет. Меншиков, ординарец, враз оценил ето внутриполитическо положение и, значит, ведет к нему бабу. А глаза у бабы-то – прыг-прыг, сам де царь перед ней, не гренадер какой. Шанс, едрит-твою! Она ему на колени и бух с размаху… Петюнька зубы щерит: «Кто така?» А Меншиков ему: «Проверено, государь, мин нет, знак качества удостоверяю.»

«Э-э, - говорит Петюшка, - вам, загузникам, веры не имею. Пока сам с миноискателем по полям, по долам вдоль и поперек не пройду, сертификат надежности не выпишу.» Ну, и провыписывал всю ночь… Уж все выпито, проето, а он не возвращатся.»

«А чо стало дале – про то узнаете из книжки «Сказы всяки, и добры, и бяки, поведанные коренным уральцем Вовшей Хмелевым, в прошлом заводским рабочим, а ныне – пенсионером и дворником». Екатеринбург, БКИ, 1998.»