RUS-ART ГАЛЕРЕИМАГАЗИННОВОСТИ
ИЗДАНИЯГЕРАЛЬДИКАИМЕНА
ВЫСТАВКИПРОЕКТЫФОРУМ
поэзия-проза
искусствоведение
живопись
графика
скульптура
дизайн
фотография
подиум
художественные ВУЗы
театрально-
декорационное
искусство
иконопись
компьютерная графика
галереи
коллекционеры
декоративно-
прикладное искусство

   Андрей Антонов

  
Антонов Андрей Геннадьевич.

Родился в 1944 году в Свердловске. В 1964 году окончил Свердловское художественное училище, а в 1973 году Московское высшее художественно-промышленное училище (б.Строгановское ). С 1971 года участник городских, областных, зональных, республиканских, весоюзных и зарубежных выставок. Член Союза художников России с 1975 года. Автор памятников и монументальных работ установленных в Екатеринбурге, Североуральске, Петропавловске. Лауреат премии им. Г.С.Мосина за 1996 год. Работы находятся в музеях и частных собраниях Екатеринбурга, Барнаула, Красноярска, Москвы, Перми, Н-Тагила, Чехии, Австрии, Америки и Израиля.

Долгие годы Андрей Антонов вполне размеренно ладил с канонами советской скульптуры, не злоупотребляя, впрочем, бездарностью их лозунговых оков, предпочтя вождевым гигантам, к примеру, скульптуру малых форм. Так открылся бесконечный сериал его обнаженных -сидящих, стоящих, лежащих и пр. Его, принципиально игровой тогда, жизненный тонус проявился в них, с одной стороны, ненавязчиво, а с другой - достаточно отчетливо. Они прекрасно смотрелись в соблазнительной дрёме сонных своих объемов, были мастерски вылеплены, пластически раскованы, но и .тут же жестко закреплены художником в своем сущностном смысле: любая - не более чем игрушка. И хоть каждой, конечно же, была выдана доза тепла и нежности, декоративность предназначения их все-таки превалировала.

Как бы в параллель этому ряду, мужской антоновский «иконостас» шел в ином наполнении. Здесь именно была ярко выраженная борьба с жизнью за право выбора поступать так, а не иначе; за право на творчество, за обретение не только мастерства, но и духовной одержимости человеческой мысли. Здесь пульсировал нерв сомнений и ожиданий, здесь накапливались страхи и боль, но только в таком столкновении с реальностью росла уверенность в себе и в изначальной природе человеческого в человеке. От автопортрета 1978 года к «Сраженному» 1982-го и до «Ветерана» 1984-го - так складывались пластические метаморфозы его поисков в то время. А потом? А потом закрутилось, пожалуй, и самое странное, и самое интересное. «Сраженный» самым невероятным, но, впрочем, вполне закономерным образом дал жизнь и дыхание новой серии обнаженных. И появились торсы, уже не однозначные в своих ритмических и смысловых качествах, а завязавшиеся тугим и мощным узлом, как самая яростная и неумолимая схватка с жизнью, где фактура становится безграничной в своих рваных возможностях, а пластика - все беспредельней в натянутости ритмических и объемных уделов...

Торс. 1996. Бронза.
Торс. 1996. Бронза.
Лежащая. 1995. Бронза.
Лежащая. 1995. Бронза.
Три грации. Бронза.
Три грации. Бронза.
Поцелуй. 1997. Бронза.
Поцелуй. 1997. Бронза.
Сидящая. 1994. Бронза.
Сидящая. 1994. Бронза.
Лежащая. 1995. Бронза.
Лежащая. 1995. Бронза.
Самоощущение. 1994. Бронза.
Самоощущение. 1994. Бронза.
Леда и Лебедь.  1994. Бронза.
Леда и Лебедь. 1994. Бронза.
Сидящая. 1994. Бронза.
Сидящая. 1994. Бронза.